/044/ 500-74-70

Как изучали иностранные языки в ЦРУ

 

Существует миф о том, что спецслужбам давно известны секретные методики, благодаря которым агенты могут в считанные недели изучить любой язык до уровня носителя языка. Недавно ЦРУ рассекретило документы, некоторые из которых проливают свет на то, как изучали языки сотрудники разведуправления.

 

Языковая разведшкола

Сотрудников ЦРУ начали обучать иностранным языкам в 1951 году. В первые годы работы языковой школы еще не было сформированной методики, преподавателям приходилось экспериментировать с разными подходами и перенимать опыт других учебных заведений для государственных служащих, в частности Института зарубежной службы (Foreign Language Institute) – основного учебного заведения для дипломатов США.

В начале 1970-х в языковой школе ЦРУ уже работало более 80 преподавателей носителей языка, за год проходили обучение около 800 студентов. Школа была оборудована по меркам тех лет по высшему классу.

В распоряжении студентов были два лингафонных кабинета, оборудованных по последнему слову техники: катушечные и кассетные магнитофоны, более 10 тысяч кассет с записями на 27 языках. В библиотеке хранились книги, газеты и журналы на всех нужных языках.

Сейчас, благодаря интернету, подобные ресурсы доступны любому желающему, но в 1970-е годы языковая школа ЦРУ была настоящей сокровищницей для изучающих языки, в ней были созданы максимально благоприятные условия для обучения.

Метод

Метод обучения в ЦРУ был в основном позаимствован у Института зарубежной службы, он охарактеризован как «интенсивные занятия с инструкторами-носителями языка в условиях плотного контакта с изучаемым языком».

Основные особенности обучения следующие:

Учащиеся занимались по 5 – 6 часов в день с преподавателями носителями языка.

Преподавателей иногда меняли, чтобы разнообразить акценты.

Изучали не только язык, но и культурные особенности страны.

Группы не более 6 человек, обычно 3 человека.

Классные занятия проходили с упором на разговорную практику.

Ежедневно 2 часа отводилось на самостоятельные занятия (чтение и аудирование) в библиотеке и лингафонном кабинете.

Аудиокассеты и литературу разрешалось брать на дом для дополнительных занятий.

За успехи в изучении языка студентов поощряли денежной премией.

 

Целью школы не было обучить агента языку настолько, чтобы он смог прикинуться носителем языка. Видимо, в ЦРУ понимали, что американец, как его не обучай, не сойдет за русского в СССР или за китайца в Китае.

Выпускник должен был дойти до «минимального профессионального уровня», научиться «справляться с иностранным языком во всех ситуациях», то есть достичь примерно уровня B2 – C1 по шкале CEFR.

Сроки обучения также были вполне реальными. Упоминается, что цикл обучения составлял около года. К примеру, учебный 1971 – 1972 год длился 40 недель, за которые прошли обучение 128 студентов. Экзамены проводились раз в год. Скорее всего, сроки обучения отличались в зависимости от языка.

По современным меркам ничего особенного, неизвестного науке в подходе ЦРУ к преподаванию нет. Главная особенность обучения, если сравнивать с тем, как учатся обычные студенты, — колоссальная нагрузка, огромная интенсивность занятий. Если провести параллель с физической подготовкой, то разница между тем, как учили языки обычные люди и агенты ЦРУ, была примерно такой же, как разница между школьной физкультурой и тренировками спецподразделений.

«Загородные тренировки»

Интересным этапом обучения было «полное языковое погружение», к нему допускались студенты, уже довольно хорошо владевшие языком.

В документе за 1971 — 1972 г. указано, что учащихся на «два – два с половиной дня» отправляли в некое место, где они вынуждены были полностью отказаться от английского и говорить только на изучаемом языке. Где именно проходило «погружение» не указано – название места из текста удалено. Напомню, из рассекреченных документов перед публикацией удалялась информация, которая может составлять гостайну.

Также в более раннем отчете упоминается, что еще в 1956 году студентов отправляли на 3-5 дней на «загородные тренировки» (out-of-town training) на некий «объект» (site), «где использование изучаемого языка могло быть обязательным 24 часа в сутки». Что это за объект — не описано, но упоминается один любопытный случай.

В очередную командировку отправили группу по французскому языку. Однако студенты столкнулись с «непредвиденными трудностями» в виде полицейского рейда. Руководству срочно пришлось отозвать студентов и временно прекратить обучение на этом скомпрометированном объекте. Из этого можно сделать вывод, что объект был не вполне законным.

Цель «загородных тренировок» была двухсторонней:

Во -первых, студенты в условиях повседневной жизни на практике изучали многие аспекты изучаемого языка, недоступные в классе. Во-вторых, опыт общения только на иностранном языке в течение нескольких дней укрепляет уверенность в его использовании, как ничто другое.

Отмечается, что погружение эффективно лишь при условии, что «у студента уже есть какая-то основа», поэтому начинающих отправлять туда не было смысла.

Студенты особого назначения

Возможно, у ЦРУ не было бы необходимости создавать специальный учебный центр, набирать преподавателей и приобретать учебные материалы, если бы не «особые» студенты. На базе языковой школы ЦРУ обучались не только рядовые сотрудники.

Сотрудники тайной службы (Clandestine Service), имеющие «профессионально полезный уровень языка», проходили программу по поддержанию языковых навыков (Language Maintenance). В ЦРУ прекрасно понимали, что поддержание языковой формы, как и физической, требует постоянной практики.

Как следует из другого документа, более подробно освещающего эту сторону обучения, сотрудники тайной службы дважды в неделю обучались по два часа в день (час до и час после рабочего дня) в группах до 6 человек, чтобы поддерживать на высоте навыки устной речи. Все они уже были профессионалами и уверенно владели по крайней мере одним языком. Уроки проходили в классе, но иногда группа просто общалась с преподавателем в неформальной обстановке, например во время обеда в столовой.

Кроме того, к особым случаям относилось обучение вне школы. Приходилось организовывать занятия в других местах для некоторых сотрудников, которые не могли появляться в ЦРУ. В основном, это были агенты под прикрытием и иностранные перебежчики, недавно переехавшие в страну.

Современное положение дел

В открытом доступе почти нет информации о том, как сейчас преподают языки в ЦРУ, однако сомнительно, что изменилась суть подхода: «интенсивные занятия с инструкторами-носителями языка в условиях плотного контакта с изучаемым языком».

Сейчас у ЦРУ есть Центр языкового погружения (Foreign Language Immersion Center), где сотрудникам не дают забыть иностранные языки. В Центре созданы условия для «погружения в языковую среду, в которой сотрудники могут овладеть тонкостями иностранных языков и культур».

На открытии Центра руководитель языковой программы ЦРУ так выразил свое представление об изучении языков:

Владение иностранными языками – это легко утрачиваемый навык. Языки изучаются и поддерживаются только посредством регулярной практики и взаимодействия с носителями языка.

Можно сделать вывод, что основа метода – интенсивная практика с носителями языка – осталась неизменной.

Кроме того, можно предположить, что в наши дни преподавание языков в ЦРУ мало отличается от преподавания в Институте зарубежной службы, поскольку опыт этого института активно перенимался ЦРУ, начиная еще с 1950-х.

Как рассказал американский дипломат Шон Кобб в интервью полиглоту Бенни Льюису, сейчас в Институте зарубежной службы преподают более 80 языков, почти все преподаватели – носители языка. У студентов есть доступ к огромному количеству литературы, видео- и аудиозаписей на иностранных языках.

Процесс обучения мало отличается от того, как учились в ЦРУ в 1970-е годы: дипломаты учатся минимум 5 часов в день, занимаются дополнительно в библиотеке и лингафонных кабинетах, плюс им задают домашнее задание. Уроки проходят с носителями языка, в основе занятий разговорная практика на профессиональные и общие темы. По возможности, студента для интенсивной практики отправляют в страну, где говорят на изучаемом языке.

Обучение длится от 4 месяцев, если это близкий к английскому язык (испанский, французский), и около года или более, если изучается язык, сильно отличающийся от английского (русский, китайский, арабский). Итоговый уровень от дипломатов ожидается также на уровне «минимального профессионального владения» – примерно B2 – C1 по шкале CEFR.

ЦРУ и метод Мишеля Томаса

Один из документов свидетельствует о том, что ЦРУ в поисках идей проявляло интерес к разным «сенсационным» методикам.

В докладе за 1981 год упоминается случай, когда в ЦРУ пригласили популярного педагога Мишеля Томаса, создателя собственного метода преподавания языков.

Томас широко рекламировал свой метод,  обещая ученикам невероятные результаты в кратчайшие сроки. Он был полиглотом и бывшим сотрудником американской контрразведки, что сильно повышало к нему доверие потенциальных клиентов.

В ЦРУ заинтересовались методом и попросили Томаса рассказать о нем экспертам-преподавателям разведуправления. Эксперты, выслушав Томаса, скептически отнеслись к методу и попросили привести доказательства его эффективности – учеников, которые уверенно владеют хотя бы одним языком.

Томас назвал имена восьмерых учеников, их пригласили в ЦРУ и проверили их навыки. Оказалось, что все восемь человек говорят на иностранных языках куда хуже, чем описывал Томас. В ЦРУ сделали заключение, что метод Томаса для них совершенно бесполезен и объяснили педагогу, что сотрудничать с ним не намерены.

В чем секрет метода ЦРУ?

Метод преподавания формировался с помощью заимствования опыта других ведомств и собственных многолетних экспериментов. Все, что действовало и приносило пользу, например, интенсивная разговорная практика, включалось в работу, все бесполезное, как метод Томаса, отбрасывалось.

Уже в начале 1970-х у сотрудников ЦРУ были идеальные, по меркам того времени, возможности для изучения языков: преподаватели – носители языка, аудио- и видеозаписи,книги, газеты и журналы на иностранных языках. Также у них была серьезная мотивация, в том числе денежная, и дисциплина, а занимались они не менее 6 часов в день.

В итоге «секретная методика» ЦРУ сводится к простым вещам: отличные условия для изучения языка, мотивация, дисциплина, регулярная интенсивная работа.

Стоит заметить, что в наши дни материалы для изучения языков, особенно английского, стали общедоступны. Любой может найти в интернете аудио- и видеозаписитексты на иностранных языках, учебные пособия, видеоуроки, обучающие программы. Благодаря языковым сайтам, намного доступнее стали уроки с преподавателями-носителями языка и разговорная практика с иностранцами. Иными словами, любой может изучать язык не хуже агентов ЦРУ – вопрос только в затраченном времени и усилиях.